Эротика в старом формате

Игорь Коваленко | 10:02 20.11.2014 | 782

 

Собирательство смело можно назвать древнейшим занятием (не путать с профессией) человечества. Как мы помним из учебника истории, человек начал заниматься им гораздо раньше, чем скотоводством и земледелием. Впоследствии, правда, практическое значение собирательства отошло на второй план, и оно трансформировалось в коллекционирование. В новом своем качестве это занятие и сейчас безраздельно владеет умами довольно значительной части населения планеты. Найти человека, который бы хоть раз в жизни не начинал что-либо коллекционировать, достаточно сложно. При этом предметом коллекционирования может служить все, что угодно. У нумизматов это старинные монеты, у фалеристов – значки, а у перидромофилов (не правда ли, звучит устрашающе?) – использованные железнодорожные билеты. Нам доподлинно неизвестно, существует ли специальное название для людей, коллекционирующих эротические фотографии прошлых лет. Но то, что такие люди существуют, сомнения не вызывает —  один из них живет в нашем городе.

Днепропетровский антиквар Алексей Галушков коллекционирует старинные эротические фотографии достаточно давно. За десять лет это занятие из сферы его профессиональных интересов успело перейти в разряд хобби. О своем экстравагантном увлечении Алексей может говорить часами. Конечно, это увлечение разделяют далеко не все — эротика, как и Восток, дело тонкое. Некоторые предпочитают длинноногих суперсовременных моделей с глянцевых страниц «PLAYBOY» и «PENTHOUSE». Другим больше по душе увесистые дамы из малоформатных голландских и датских изданий. Третьи «западают» на голых британских домохозяек, снятых кустарным способом, без использования функции снижения эффекта «красных глаз». Что и говорить, спектр предложений современного эротического и порнографического бизнеса весьма широк. Несмотря на это, у черно-белых фотографий «ню», снятых сто — сто пятьдесят лет назад, достаточно много поклонников и в наши дни. Причем представительниц прекрасного пола среди них не меньше, чем мужчин. Впрочем, обо всем по порядку.

Эротическая фотография как самостоятельный жанр появилась сразу же после изобретения фотоаппарата – в сороковые годы XIX столетия. Тогда в обществе господствовала  пуританская буржуазная мораль, пришедшая на смену узаконенному утонченному разврату XVIII века, названного впоследствии «галантным». В те времена обнаженную женщину можно было увидеть, за очень редким исключением, лишь на картине. В доме, где подрастала дочь, ножки рояля скрывались под специальными чехлами, чтобы не вызывать у гостей-мужчин эротических ассоциаций с дочерью хозяев — это не анекдот, а исторический факт. И поэтому первые фотографии такого рода произвели, без преувеличения, эффект разорвавшейся бомбы.

 Общественная мораль сразу же осудила подобные изыски – отголоски этого предубеждения живы еще и сейчас. Даже такие выдающиеся писатели, как Куприн и Булгаков в своих книгах отзывались о них весьма неодобрительно – хотя кто знает, насколько они были искренни. И уж само собой разумеется, что первыми моделями для таких фотографий служили женщины легкого поведения. Лишь на рубеже XIX-XX веков перед фотокамерой начали раздеваться балерины, танцовщицы и прочие представительницы богемы. Но окончательный перелом в общественном сознании произошел после первой мировой войны. Когда половина мужского населения Европы не вернулась с полей сражений, женщины по понятным причинам просто вынуждены были обрезать свои длинные юбки гораздо выше колена – а дальше, как писал Аркадий Аверченко, «все завертелось» само собой.

В результате эротика и даже суперэротика, как иногда стыдливо именуют порнографию, стали в наши дни вполне привычным явлением. Тем более удивительно, что интерес к коллекции Алексея Галушкова, выложенной им на платном сайте, все возрастает. Об этом свидетельствует постоянно увеличивающееся число подписчиков, половина из которых, кстати говоря, — дамы. Сам же Алексей считает, что ничего удивительного в этом нет – и с его доводами трудно не согласиться. У нашей эпохи, при всех ее прелестях, есть один существенный недостаток – она не породила собственного стиля. Это касается всего, в том числе и женского образа. А женщины ушедших эпох легко и просто входили в контекст стиля, который в былые времена охватывал абсолютно все — от книжных шрифтов до архитектуры. Рассматривая эти фотографии в хронологическом порядке, поражаешься тому, как под влиянием стиля трансформировалась женская внешность – менялись прически, макияж, мимика, жесты, пластика. И, сравнивая их с современными эротическими фото, понимаешь, что полное соответствие стилю создает ощущение неуловимой гармонии. Едва ли этого можно достичь одним лишь личным шармом, как бы ни был он велик. Это именно тот случай, когда и место красит человека, и человек – место.

Снимки в стиле «жесткого» порно тоже присутствуют в коллекции, но к ним Алексей относится, скорее, как к раритетам, забавным курьезам. Странно, но в зрелище этих совокупляющихся дам и господ, живших сто лет назад, эротики не больше, чем в серийном производстве пылесосов (цитируем Ильфа и Петрова). Их кипящая и одновременно застывшая страсть, вызывающая сейчас разве что улыбку, напоминает только что открытое ледяное шампанское, Пенящееся в бокалах, оно рождает веселье за праздничным столом – для того, чтобы полностью выдохнуться к завтрашнему утру. Вероятно, такие же чувства будет вызывать у наших потомков порнография образца «лето-осень 2004».

В этом, на взгляд Алексея, и состоит разница между порнографией и эротикой. Первая агрессивно и настойчиво провоцирует на немедленные действия – не будем уточнять, какие именно – и потому носит сиюминутный характер. Вторая же приглашает нас бескорыстно полюбоваться женской красотой. Ее цель — показать женщину не только как объект плотских вожделений, а  попытаться создать ее идеальный образ. Потому-то эти фотографии, сделанные во времена юности наших прабабушек, до сих пор продолжают волновать истинных ценителей красоты. Впрочем, взгляните сами на эти снимки женщин, являвшихся воплощением стиля своей эпохи. Именно стиль придает им индивидуальность, которая, в свою очередь, рождает загадку – ту самую великую загадку женщины, которой, похоже, так и не суждено быть разгаданной до конца.

Игорь Коваленко специально для журнала «Афиша Днепропетровска»