Принцип тройной защиты: как вы фотку назовете….

Игорь Коваленко | 09:21 19.11.2020 | 529

Проект в проекте: «Листая старые афиши»

Популярная ныне парадигма  о синтезе искусств добралась, наконец, и до живописи. На вернисажах в модных галереях все чаще встречаются  картины с «вплетенными» в них словами, целыми фразами и даже законченными историями. Что же касается фотографов, то здесь дело обстоит несколько иначе: то ли потому, что объединить фотографию с текстом не так просто, как написать несколько фраз по готовому холсту, то ли по каким другим причинам. Во всяком случае, донецкий фотохудожник Сергей Харламов не стал валить все в одну кучу, а просто повесил под каждой из своих работ листок с «сопроводиловкой» — не то эпиграф, не то постскриптум.

Принцип тройной защиты: как вы фотку назовете….

Подписи эти – цитаты из песен Шевчука, Кинчева и «Агаты Кристи» — достаточно пространны и, видимо, не менее значимы, чем изображения (подчас основательно обработанные в «Photoshop’е»). Правда, и без этих текстов большинство работ тотчас вызывают у зрителя устойчивые литературные ассоциации. Пустынная полночная улица живо напоминает нам блоковское «ночь, улица, фонарь, аптека», опутанная с головы до ног металлической паутиной  фигура – «Бремя страстей человеческих» Моэма, а обнаженные юноши, чересчур вольно обращающиеся с частями собственных тел – хармсовское «и в бурое небо кидаем глаза». Помимо эпиграфов, автор дал своим работам весьма креативные названия, среди которых есть даже такие, как «****» и «,». В результате получилось то, что американцы называют «foolproof», то есть «защита от дураков», причем тройная – неоднозначный образ, пафосная цитата и загадочное название. Героиня одного из голливудских фильмов утверждала, что банк с тройной защитой ограбить нельзя. Но, видимо, в этом случае шанс все же есть – ведь голова, как известно, дана человеку не только для того, чтобы носить на ней бейсболку задом наперед.

Игорь Коваленко