«Папа, мама, я – дружная семья»

Игорь Коваленко | 16:01 18.09.2014 | 653

Блог Изба: дизайн и архитектура

Мама мыла раму.… Нет, было несколько по-другому. Мама расписывала деревянные яйца. Папа в это (или почти в это) время – писал картины в стиле Ван Гога (хотя, возможно, и не осознавая эту заметную постороннему глазу стилизацию). А их десятилетняя дочь, пользуясь неожиданной свободой, взяла бумагу и краски и нарисовала портрет девушки в стиле «ню», то есть в самом что ни на есть «неприкрытом» виде — ярко, занимательно и со знанием дела. Работа вышла настолько удачной, что заняла достойное место на выставке семьи Литовченко, проходящей сейчас в Художественном музее.

Широко известный слоган «папа, мама, я – дружная семья» как нельзя лучше подходит к этой талантливой «ячейке государства», где все вместе и каждый в отдельности могут «дерзать, выдумывать, творить» и где стремление к творчеству зажигается, как веселый огонек, с одинаковой силой в сердце зрелого мастера и в чистой, непосредственной душе ребенка. И совсем не важно, что служит импульсом для возгорания этой искры – увиденная в телевизоре картинка, букет цветов в полузабытой трехлитровой банке или большой белый кот, «позирующий» в красном ошейнике на фоне ночного неба. Главным представляется то, что подлинная потребность творческого самовыражения ценна сама по себе, она не регламентируется ни социальной значимостью, ни коммерческой востребованностью.

Представленные на «семейной» выставке произведения могут рассматриваться как три самостоятельных направления. «Взрослые» живописные и графические работы отца – Игоря Литовченко (портреты и пейзажи), детские рисунки дочери Серафимы со смешанной и зачастую весьма неожиданной тематикой (что вполне закономерно для подрастающего поколения) и декоративные пасхальные яйца, расписанные женой и мамой Оксаной Литовченко в традиционной православной манере. Собранные же воедино, эти «семейные реликвии» приобретают дополнительное звучание – они будто наглядно свидетельствуют, что все в мире взаимосвязано, и предметом искусства может быть самая обыкновенная жизнь.

Татьяна Коваленко