Самуэле Мацца: единственный рай

Игорь Коваленко | 18:55 17.11.2014 | 274

 

В отличие от многих своих собратьев по цеху, дизайнер Самуэле Мацца является не только практиком, но и теоретиком: им написано тридцать пять книг по истории моды. Склонность к теории, однако, ничуть не препятствует его практической деятельности – Самуэле Мацца  входит в пятерку ведущих дизайнеров  мира. По его проектам созданы интерьеры бутиков «DOLCE&GABBANA», «GUCCI» и «ROBERTO CAVALLI», он разрабатывал дизайн домов для Ленни Кравитца, Джорджа Майкла, Джорджа Клуни и восходящей мегазвезды Амбер Валента. Несмотря на это, маэстро абсолютно лишен симптомов «звездной болезни». Он открыт, дружелюбен, корректен, даже интеллигентен (что, признаться, не очень-то соответствует нашему представлению об уроженцах Сицилии). Говоря о моде с присущей итальянцам экспрессивностью, он, тем не менее, строит фразы с безупречной правильностью литературного критика – это чувствуется даже в переводе.

Досье

Самуэле Мацца – дизайнер одежды и мебели, автор множества книг по истории моды, менеджер Visionnaire shop (Милан). Родился 26 апреля 1960 года в маленьком городке Агриджента на юге Сицилии, откуда его семья вскоре переехала во Флоренцию. После лицея учился в университете на литературного критика, но, так и не закончив его, стал дизайнером одежды. В 80 – е годы был признанным законодателем флорентийской молодежной моды. Некоторое время жил в Нью-Йорке, затем по приглашению крупнейшего в Европе издательства «Mondadoria» вернулся в Милан для работы над энциклопедией моды (всего им написано тридцать пять книг). В 2001 году открыл небольшой мебельный магазин, где успешно продавал мебель различных брендов, в том числе и концерна IPE CAVALLI. В 2005 году создал для этого концерна коллекцию мебели «VISIONNAIRE». Сейчас проектирует дома для рок-звезд первой величины и работает над новой мебельной коллекцией «Современная классика» – по слухам, несколько более консервативной, чем предыдущая.      

19 апреля синьор Мацца прилетел в наш город, чтобы лично представить днепропетровским архитекторам и дизайнерам новую коллекцию мебели «VISIONNAIRE», разработанную им в соавторстве с архитектором Алессандро Ла Спада для  концерна «IPE CAVALLI». «Навеянная» знаковой книгой «Код Да Винчи» и фильмом «Легенда о короле Артуре», коллекция соединила в себе романтику Средневековья и функциональность современных высоких технологий. Для обозначения нового стиля, сочетающего элементы готики и «Hi – Tech», его авторы изобрели специальный неологизм — «готэк». Перед началом мастер-класса, состоявшегося в шоу-руме «Visionnaire», мы успели задать маэстро несколько вопросов.

— Как вы ощущаете себя в роли «отца нового стиля»? Не слишком ли обременительны связанные с этим «родительские хлопоты»?

— Я чувствую себя даже не «отцом», а, скорее, кондотьером, рыцарем, паладином, который не просто сражается за свою веру, за свои идеалы, а должен убедить мир в своей правоте. Возможно, так чувствовал себя Марко Поло, который распространял повсюду венецианский стиль. Немного обидно, правда, что сражаться приходится в основном против своих: ведь главные мои противники – это мои же коллеги, товарищи по профессии. Но так, вероятно, будет всегда, пока в мире существуют различные стили и направления. Впрочем – опять же в качестве рыцаря – я, безусловно, уважаю своих соперников, их творческие порывы и стремление защитить свое кредо.

— «Готэк» появился на основе «двух источников и двух составных частей» — «Кода Да Винчи» и «Легенды о короле Артуре». Если бы вам предложили сменить эпоху, что бы вы предпочли – раннее Средневековье или Ренессанс?

— Если бы даже мне этого и не предложили, я все равно очень хотел бы вернуться в средние века, а конкретно – в лучший их период, во времена первых крестовых походов. Мне бы очень хотелось повторить судьбы героев тех времен, рыцарей «чистой веры». Да и всем нам неплохо было бы туда вернуться: тогда не было бы этих мучительных проблем ни с Бен Ладеном, ни вообще с Востоком, которые отравляют сейчас жизнь всему цивилизованному миру – в первую очередь, в силу своей неразрешимости.

— Созданный вами новый стиль предполагает сознательный уход от реалий современности, так сказать, бегство в легенду. Как вы полагаете, примут ли отравленные практицизмом наши современники ваши правила игры?

— Мне кажется, что люди уже немного устали от практицизма – в частности, от минимализма, безраздельно властвовавшего умами в последнее время. Мы работаем с романтическими идеями, наше видение дома очень эмоционально, наши интерьеры полны эмоций – всем нам сейчас их явно не хватает. Я не думаю, что человек должен жить в «больничной палате», где присутствует лишь минимальный набор необходимых вещей. Своим клиентам мы предлагаем «жизнь в замке» — пусть это в действительности всего лишь сон, вымысел, мечта. Да, я знаю, наша мечта стоит недешево. Но если человек все же хочет видеть сны, пусть лучше это будет замок, чем больничная палата.

— Все модели вашей последней коллекции носят имена персонажей «Легенды о короле Артуре». Кто из этих персонажей вам ближе всего?

— Конечно, Ланселот. Он всегда шел против течения, как настоящий рыцарь, он был полон страстей, в нем кипели эмоции, он жил настоящей жизнью, — и, кстати, отлично владел шпагой. Как и для Ланселота, для меня не существует середины – мне нужно или все, или ничего.

— «Гламур» — понятие, вошедшее в наше сознание не так давно и ставшее теперь чуть ли не символом прогресса. Слово «легенда», напротив, уводит нас назад, в глубь веков. Как, по-вашему, два  этих понятия, сочетаются в вашей последней коллекции?

— Ну, я бы не сказал, что эти понятия так уж противоположны друг другу. Наша работа «со средневековьем» в том и заключается, чтобы органично внедрить его в современность. Просто в данном случае «приманкой» для клиента служит именно гламур, как модное сейчас понятие. Мы отдаем себе отчет в том, что вместо лошади у нашего клиента автомобиль, вместо широкого плаща – кожаное пальто, и живет он не в замке, а в небоскребе. Так что суть нашей концепции именно в «натурализации» средневекового героя в современном мегаполисе. Эту задачу очень облегчает то обстоятельство, что наш клиент – это, как правило, выдающаяся личность, рок-звезда, которой чуждо стремление к усредненности. Он хочет постоянно быть на виду, во всем отличаться от других – и в первую очередь обстановкой собственного дома.

— Как раз накануне вашего приезда в городе прошла публичная лекция о короле Артуре и рыцарях круглого стола. Как вы относитесь к подобного рода совпадениям?

— Что ж, это лишний раз говорит о том, что идея возврата к прошлому не выдумана мною, а как бы витает в воздухе.  И дело даже не в том, что без прошлого нет будущего. Именно сейчас, на рубеже тысячелетий, когда противоречия между Востоком и Западом обострились до последней степени, возникает желание перечитать историю – особенно историю религиозных войн, — чтобы понять, насколько ново то, что сейчас происходит в мире и, возможно, найти какой-нибудь рецепт, который поможет решить все эти проблемы. Впрочем, живем мы все равно настоящим: «сейчас» — это именно та точка, где соприкасаются прошлое и будущее.

— Последний вопрос, по традиции, о творческих планах. В какую легенду вы заманите нас своей следующей коллекцией?

— Говорить об этом несколько преждевременно, но думаю, это будут семидесятые годы прошлого столетия – тогда в мире тоже происходили очень интересные события. Я полагаю, все должно получиться достаточно креативно – у меня есть такое предчувствие. А вообще, скоро мы все переселимся на Марс, и у нас будет целая планета для того, чтобы мы могли ее обставить по своему вкусу. Я вам скажу одну очень важную вещь: фантазия – единственный рай для человека, который никто никогда не сможет отменить.

 

Игорь Коваленко специально для журнала «Афиша Днепропетровска»