Знакомые «незнакомки»

Игорь Коваленко | 15:15 18.09.2014 | 245

Блог Изба: дизайн и архитектура

«И каждый вечер, в час назначенный (Иль это только снится мне?), Девичий стан, шелками схваченный, В туманном движется окне…» Эти строки, написанные столетие назад одним из лучших поэтов «серебряного века», вполне могли бы стать эпиграфом к любой из выставок работ художника Вячеслава Апета. Ведь, какова бы ни была их тематика, образ женщины, чем-то неуловимо напоминающей блоковскую незнакомку, присутствует на многих полотнах этого автора. Знаменитые «духи и туманы», в свое время очаровавшие весь поэтический – да и не только поэтический – мир, будто вновь начинают витать в воздухе, когда смотришь на бледно и мягко проступающие на холсте черты женского лица. Стройная фигура женщины в тени старинной арки также вызывает знакомые ассоциации – «всегда без спутников, одна», она в романтическом одиночестве прогуливается по старому городу. И даже в пейзажах, где люди вовсе отсутствуют, явно чувствуется мечтательный и одновременно пристальный взгляд извне – «И вижу берег очарованный И очарованную даль».

Неизвестно, звучат ли во время работы в душе художника стихи великих поэтов, но если при взгляде на картину они возникают в сознании зрителя, это может означать лишь одно – неразрывную связь всех видов искусств и разных поколений его апологетов. Впрочем, подобная категоричность может и не относиться непосредственно к Вячеславу Апету, художнику, весьма далекому от неактуального сегодня академизма – как в самом искусстве, так и в его исследовании. Вполне возможно, что присутствие чуть ли не осязаемой поэзии в живописи Апета обусловлено самой женской темой, всегда такой важной в творчестве художника-мужчины. И тем она важнее, чем больше маскулинности (а попросту говоря, мужского начала) в личности художника.

Вячеславу Апету, похоже, этого качества не занимать – а, значит, образ женщины в его картинах всегда будет многоплановым и неоднозначным. Автор признается в том, что писать женщину ему гораздо интереснее, чем мужчину, поскольку сама пластика форм женского тела предоставляет куда более широкие возможности для творческого самовыражения. Конечно, художнику виднее, но и простому смертному ясно, что только женщина способна вдохновить мастера на создание по-настоящему значимых произведений искусства, будь то поэзия, живопись или музыка.

Игорь Коваленко