Живопись Варужана Айрапетяна: грани бытия

Игорь Коваленко | 12:59 14.04.2018 | 2446

Давний спор о том, как именно художник должен изображать окружающую действительность, до сих пор не решен. По всей видимости, мы еще долго не получим ответа на этот вопрос – по крайней мере, в обозримом будущем. Ясно одно: для того, чтобы живопись по-настоящему зацепила зрителя, автор не должен тупо копировать жизнь во всех ее проявлениях (хотя бы потому, что этот «копирайт» уже давно и прочно принадлежит фотографам и адептам социалистического реализма и рассматривать его всерьез мало кому в наше время приходит в голову).

Живопись Варужана Айрапетяна: грани бытия

Живопись Варужана Айрапетяна

Истинный художник обращается с жизнью примерно так, как ювелир с алмазом – шлифует, ограняет и убирает лишнее до тех пор, пока из него не получится маленький и совершенный бриллиант, сияющий в ярких солнечных лучах. Только от художника требуется, быть может, еще большее мастерство, потому что жизнь куда дороже, чем все алмазы, рубины, сапфиры и прочее драгоценное сырье для ювелирной промышленности.

Именно такую живопись мы можем наблюдать на персональной выставке Варужана Айрапетяна, открывшейся в музее «Литературное Приднепровье» — с той только разницей, что граней на любом из его полотен куда больше, чем в любом, даже самом совершенном, бриллианте. Такого количества плоскостей «в рамках одной картины» мы, пожалуй, не запомним со времен раннего Пикассо и его сподвижников-модернистов. При этом художник использует сугубо свою, «айрапетяновскую», с первого взгляда узнаваемую цветовую палитру, и в результате получается весьма интересная пост-пост-модернистская живопись с легким армянским акцентом.

Живопись Варужана Айрапетяна – это не рассуждения о природе вещей, явлений и причинно-следственных связей, а скорее, игра автора с образом – яркая, веселая и увлекательная. Такая огранка привычных обтекаемых очертаний – людей, животных, предметов, деревьев, зданий – делает их фактурными, осязаемыми и интересными, а вместе с ними и саму нашу жизнь. В этом-то, пожалуй, и состоит истинное предназначение художника – заставить жизнь засверкать всеми гранями бытия, засиять всеми цветами солнечного спектра, из которых, по уверению классика, и состоит наш белый свет.

Игорь Коваленко

(Проект в проекте: листая старые афиши)