Вначале было слово

Игорь Коваленко | 15:31 18.09.2014 | 203

Блог Изба: дизайн и архитектура

«Вначале было слово»… Одни из нас – более вербальные — безоговорочно соглашаются с этим каноническим постулатом, другие пытаются его оспорить. Французский графист Филипп Апелуаг явно принадлежит к числу первых. В основе его афиш и плакатов, представленных на выставке «ТиПО/ТиПЕ», лежат не привычные нам зрительные образы, заимствованные у окружающего мира, а именно слова. Даже, если быть до конца точными, не слова, а буквы — обычные буквы латинского алфавита — которыми художник манипулирует с азартом игрока и блеском престидижитатора. Типографский шрифт служит Филиппу Апелуагу строительным материалом, из которого он, как дом из кирпичей, «строит» свои работы – необычайно выразительные и концептуальные. Иоганн Гуттенберг, изобретший в шестнадцатом веке книгопечатание, едва ли мог тогда предполагать, что пятьсот с лишним лет спустя его детище – типографская литера – станет предметом едва ли не самостоятельного направления в изобразительном искусстве.

Увлечение Филиппа Апелуага типографским шрифтом имеет давнюю историю. Еще в середине восьмидесятых годов он, проходя стажировку в голландской студии «Total design»,  по-особому отнесся к эстетике, методам и средствам современной типографии. «Меня захватила возможность разными путями достичь понимания, красоты и логики, – говорит автор в одном из своих интервью. – С помощью литер зритель получает неожиданный и концептуальный подход к тому, что он может прочитать, и это для меня очень важно».

Пожалуй, стоит отметить, что графика шрифта в качестве изобразительного инструмента заинтересовала Филиппа Апелуага на фоне определенного равнодушия к этой теме в среде творческого французского «электората». В отличие от Англии, Германии или Голландии, где графическое искусство всегда было в почете, во Франции шрифтовой графике, как правило, не уделялось должного внимания. Широкая публика относилась к этой ветви изобразительного искусства довольно потребительски, усматривая в ней лишь информативную функцию. Заметим, что подобная черствость к древнему искусству шрифта, берущему начало еще в античности, весьма удивительна в этой эстетически восприимчивой нации, способной любой пустяк превратить в искусство – от лукового супа до поцелуя.

Как бы то ни было, но в 80-е годы прошлого века осуществилось значительное развитие мировой графики – и французской в том числе. Вероятно, этот подъем произошел не без влияния творчества автора, о котором идет речь. Критики даже стали оперировать таким понятием, как «стиль Апелуага», а это уже о чем-то говорит, особенно если дело касается ныне живущего графика. Разумеется, этот стиль, так же как и любой другой, сложился на определенной основе – в данном случае под влиянием швейцарского и англо-саксонского стилей, вобравших, в свою очередь, уроки школы Баухаус и русского конструктивизма. Как видим, обойдя чуть ли не всю Европу, круг замкнулся, так что желающие усмотреть в творчестве французского графика некоторый панславизм, смогут это сделать, посетив выставку «ТиПО/ТиПЕ».