Тайное становится явным

Игорь Коваленко | 09:04 24.09.2014 | 161

Блог Изба: дизайн и архитектура

По-разному проявляется в художнике так называемое «достижение творческой зрелости». Для кого-то это понятие не имеет четких очертаний и основывается, прежде всего, на количестве прожитых лет, персональных выставок и наличии собственных работ «в музеях и частных коллекциях». Для иных же это – вполне осязаемый момент творческого озарения, наступившей долгожданной свободы самовыражения. В таких случаях речь идет чаще всего о кардинальном изменении художественной манеры или сюжетной тематики. Видимо, нечто подобное произошло с художником Владимиром Арсеновым – его работы, представленные на последней выставке, кажутся несколько неожиданными для этого автора.

По сложившейся в художественной среде легенде, Владимир Арсенов, долгие годы позиционировавший себя как устоявшегося реалиста, в то же время пытался вырваться из сковывавших его рамок. По капле выдавливая из себя раба единого художественного направления, он, в конце концов, добился того, что создал собственный, мало с чем сравнимый стиль письма. Но стиль так бы и остался всего лишь внешним проявлением творческих поисков, если бы параллельно с ним не возник в его картинах особый мир необычных существ, которых так и хочется назвать мифологическими – собаки с крыльями, зеленые человечки, полулюди-полульвы. Чтобы усилить впечатление от произошедшей с ним перемены, автор даже поместил в экспозицию одну работу из «того времени, когда он был реалистом». Все бы хорошо, да вот даже в этой «реальной» картине из двух лошадей одна синяя, а другая зеленая. Это может говорить лишь об одном – если художнику суждено проявить себя в определенном качестве, то это так или иначе произойдет, а длина пути уже не имеет значения.

ТАТЬЯНА  КОВАЛЕНКО