После прочтения — сжечь

Игорь Коваленко | 16:11 18.09.2014 | 213

Блог Изба: дизайн и архитектура

Музей Университета экономики и права, хотя и принадлежит к числу «ведомственных» музеев, старается не отставать от таких «китов», как Исторический, Художественный или «Литературное Приднепровье». Арт-проекты и перформансы, включая и международные, давно стали здесь привычным явлением – и это позволяет ему претендовать на пусть не ведущую, но достаточно заметную роль в культурной жизни нашего города.

Выставка одной картины, прошедшая здесь 14 февраля, носила весьма концептуальный характер – как, впрочем, и большинство акций подобного рода. Ирина Сизоненко представила публике свою последнюю картину «Тень императора». Какого именно, уточнено не было – видимо, для того, чтобы внести в действие интригу и предоставить зрителю простор для воображения. В дополнение к картине (и вместо вступительной речи) художница прочла перед публикой небольшое эссе, специально написанное к этому событию. «Трактат о предательстве» — лирическое размышление о королях и свите, о власти и предательстве, о лидерах и аутсайдерах. К чести художницы следует отметить, что в своем эссе ей удалось избежать чересчур прямолинейных ответов на поставленные ею же самой «проклятые» вопросы нравственного характера – госпожа Сизоненко вообще не любит чрезмерной конкретизации, а особенно в творчестве. А для усиления интриги сразу же после прочтения текст трактата, написанный в одном экземпляре, был публично уничтожен автором – просто так, на всякий случай.

Переломный момент

Открывшуюся в Художественном музее выставку работ учеников художественной школы №1 вряд ли можно рассматривать просто как очередную детскую выставку. Слишком уж серьезные картины на ней представлены – во всяком случае, если судить по вполне «взрослой» технике исполнения. В сущности, не зная возраста ее участников, довольно сложно с первого взгляда определить, что перед нами – ученические работы. Но если некоторые художники «со стажем» не отказывают себе в удовольствии периодически «впадать в детство», то дети тем более имеют полное право опережать в развитии собственный возраст. Это, однако, вовсе не означает, что на их творчестве лежит печать всех тех глубоких переживаний, которые нелегким грузом ложатся на плечи зрелого мастера.

Все это может объяснить тот факт, что юным художникам преимущественно по четырнадцать-пятнадцать лет – возраст хотя и переломный, но уже вполне сознательный. Молочные зубы давно уступили место постоянным, а, значит, пришла пора заняться личностным ростом и творческой самореализацией. Направить энергию подростков в мирное, созидательное русло – задача не из легких, но, как видим, преподавателям творческих школ нередко удается справляться с нею весьма успешно. Незамутненный взгляд молодого дарования, помноженный на опыт взрослых наставников, принес хорошие плоды. Вернее, пока только всходы — но, как известно, все лучшее у нас впереди.