Двадцать лет спустя

Игорь Коваленко | 13:45 26.12.2014 | 212

Двадцать лет спустя

Листая старые афиши: проект в проекте

Все полтора с лишним века, что существует фотография, между художниками и фотографами ведутся жаркие споры, переходящие порой чуть ли не в рукопашную. Главным предметом спора является принцип изображения окружающей нас действительности. Побеждают в нем, как правило, художники – благодаря численному превосходству и броским, тщательно сформулированным лозунгам. «Художник рисует мир не таким, каков он есть, а таким, каким он его видит», — заявляют одни. «Или таким, каким он должен быть», — добавляют другие. Третьи вообще полагают, что «объективная реальность существует для людей, лишенных воображения». Спору нет, эти высказывания во многом справедливы – когда речь идет о живописи. И все же… У каждого из нас бывают минуты, когда хочется на время отложить все текущие дела и предаться чистой ностальгии – и тогда мы берем в руки альбом с фотографиями…

Международный фотопроект Марлена Матуса, представленный автором в Доме Ученых, воспринимается зрителем именно как фотоальбом – коллективный семейный альбом поколения восьмидесятых. На выставке представлены свыше восьмидесяти работ трех авторов – Гарри Гомберга (Канада), Бориса Купершмидта (США) и Марлена Матуса (Украина). Свой проект автор назвал просто: «Проехали. Люди восьмидесятых годов двадцатого столетия». Никакой многозначительной концептуальности, никаких философских наворотов – альбом, он и есть альбом, что тут еще добавишь. Люди на фотографиях  — офицеры, служащие, пионеры, домохозяйки, продавцы, дачники, молодожены – живут обычной жизнью. Они идут по городу, улыбаются, едят мороженое, загорают на пляже, рубят мясо, снимаются у памятника Брежневу, поздравляют новобрачных и, в общем, выглядят вполне в формате обстоятельств времени и места. Дети эпохи, они прекрасно в эту эпоху вписываются. И это, пожалуй, самое ценное, чем обладали люди того времени – чувствовать себя на своем месте. Их лица отличает спокойная доброжелательность и уверенность в завтрашнем дне – и в этом их преимущество перед нами сегодняшними. Они не знают, что будет завтра, через год, через десять лет.

Это знаем мы – и в этом наше преимущество перед ними. Мы знаем, что портрету генсека на стене партбюро за три года предстоит трижды смениться, что батарея бутылок за спинами веселых продавщиц вскоре бесследно исчезнет, в мясных отделах гастрономов начнут продавать эмалированную посуду, а повзрослевшие пионеры снимут красные галстуки и бесстрашно «ринутся в рыночное море». И еще мы знаем, что ничего нельзя изменить – все, проехали. Кто-то рад этому обстоятельству, кто-то, напротив, огорчен. Сам автор проекта полагает, что истина, как ей и положено, лежит где-то посередине. Да он, собственно, и не претендует на роль провозглашателя истин. Его дело – запечатлеть жизнь на пленку, чтобы мы иногда, в минуты ностальгии, могли раскрыть альбом с фотографиями. Как сказал поэт (кстати, однофамилец нашего земляка фотографа Юрия Бродского): «Остановись, мгновенье! Ты не столь прекрасно, сколько ты неповторимо».

Игорь Коваленко

Двадцать лет спустя