Другая жизнь

Игорь Коваленко | 15:49 18.09.2014 | 171

Блог Изба: дизайн и архитектура

Говоря о творчестве художницы Ирины Сизоненко, критики любят употреблять термин « отечественный трансавангард» — не снисходя до объяснений, что, собственно, это такое. Что ж, как говорится, «нехай клевещут» — такая уж у них, у критиков, работа. От себя же добавим: творческая манера Ирины настолько неоднозначна, что ее сложно уложить в какие бы то ни было стилистические рамки. Свободно играя «пластическими цитатами», яркими  метафорами, аллегориями, ассоциациями, художница создает в своем воображении пестрые картины «другой жизни», чтобы тотчас «выплеснуть их на холст» (в данном случае – на бумагу). Каждая ее работа – это откровенный, даже несколько интимный диалог со зрителем – о любви, о жизни и смерти, о тайнах мироздания. И с каждым зрителем она пытается говорить на его языке – чтобы вернее «достучаться» до его сознания, столь «отличного от других». Видимо, именно поэтому картины художницы не имеют названий – прием, с нашей точки зрения, вполне психологически оправданный.

И еще одна особенность – довольно неожиданная – присуща работам Ирины Сизоненко. Помните Формулировку, которая так раздражала нас в школе – «искусство должно быть национальным по форме и интернациональным по содержанию»? Работы Ирины глубоко национальны не по форме и тем более не по содержанию, а по восприятию – чувствуется, что они принадлежат кисти именно украинской художницы. И это, скорее, хорошо – в конце концов, если самый мелодичный язык в мире – итальянский, то самые красивые женщины, вне всякого сомнения, живут на Украине.