Аэропорт как архитектура будущего, или ворота в небо

Игорь Коваленко | 09:12 18.07.2018 | 1783

Современный аэропорт – это не просто последнее слово архитектуры, а самый футуристический ее жанр, который предвосхищает тенденции развития урбанистики в будущем. Воздушное сообщение сегодня может похвастаться не только отличным развитием, но и  большими перспективами — в унисон говорят представители авиационной отрасли и туристического бизнеса, — ведь, несмотря на всевозможные кризисы, поток пассажиров возрастает. Перелеты сделали мир маленьким и компактным, глобализация шагает по планете семимильными шагами, поэтому важность аэропорта переоценить невозможно. Всего в мире их насчитывается около 49 тысяч, и только пять стран не имеют своих воздушных ворот — это Андорра, Сан-Марино, Ватикан, Монако и Лихтенштейн.

Аэропорт как архитектура будущего, или ворота в небо

Аэропорт как архитектура будущего

С самого начала своего развития авиация воплощала прогресс, доказывала, что человек, не имея крыльев, тем не менее, может летать. Когда после второй мировой войны, в 1960-е появилась компания «Boeing» и в США отменили эмбарго на коммерческие полеты, гражданская авиация начала развиваться с невероятной скоростью и стала символом преодоления времени и пространства. На этой высокой ноте творили и архитекторы, которые воплощали наиболее передовые на тот момент идеи. Они, конечно, быстро устарели — в частности, по своим масштабам (поскольку количество пассажиров постоянно увеличивается), — но, несмотря на это, пополнили собой копилку классической архитектуры XX века. На работы Эеро Сааринена в Нью-Йорке и Ренцо Пьяно в японском Кансае очень интересно смотреть и сейчас.

Безусловно, проектирование аэропортов — одна из самых сложных задач в практике архитекторов, так как им приходится решать массу дополнительных внеархитектурных задач. Когда архитектурное бюро берется за подобный проект, оно не может сделать его по собственному усмотрению – в команде с архитекторами работают федеральные бюро авиации и специалисты по аэронавигации, компании по акустике, вывескам, багажу и многие другие.

Прежде всего, далеко не всякое место подходит для аэропорта, — необходима площадь для взлетно-посадочных полос, значительно увеличенные по сравнению с любым другим зданием пространства для подъезжающего транспорта (включая метро и железную дорогу), а также подходящий для всего этого ландшафт. Это лишь одна из зон аэропорта – а есть еще терминал с пассажирским потоком, багажное отделение, парковка и подъезды для самолетов, и каждая из этих зон требует архитектурной оптимизации по своим уникальным методам.

Собственно, в самих проектах архитекторы в большинстве своем следуют одной идее. Как выразился Норман Фостер, «подобно железнодорожным станциям прошлого аэропорты — современные аналоги парадных ворот в страну, часто именно в аэропорту вы получаете от нее первые впечатления, поэтому аэропорты должны поражать и вдохновлять». Эта идея на языке архитектуры выглядит как обращение к главным (часто банальным и гипертрофированным) символам и традициям страны — тот же Фостер сделал аэропорт в Пекине в форме дракона.

Кроме того, зодчие вдохновляются более абстрактными символами, — такими, как, например, «неба», «облака», «горизонт», — и строят стеклянные кубы. Это возбудило общественную дискуссию о том, что все аэропорты одинаковы в своей стерильной белизне, неудобности и тревожности. Дискомфорт пассажиров и сложность работы архитекторов усилили повышенные требования к безопасности, утвержденные после терактов 11 сентября. Проектируя терминал, архитектор должен учитывать всевозможные рамки металлоискателей, наблюдательные пункты, которые неизбежно нарушают целостность пространства и делают его не таким уж вдохновляющим для пассажиров.

В работе над пространством терминала архитектор имеет дело с сооружением колоссальных размеров, которое должно вмещать массы людей. Так, международный аэропорт Атланты, который с 1998 года держит первое место в списке самых загруженных аэропортов мира, пропускает 101 миллион человек в год, то есть 260 тысяч человек в день.

Парадоксально, но задачей архитектора в организации пространства терминала является его уменьшение — создание такой сети этажей, уровней и переходов, чтобы пассажир тратил как можно меньше времени и усилий, чтобы из одного гейта попасть в другой. По сути, зодчий играет в трехмерные «точки», соединяя «линиями» эскалаторов и галерей маршруты, например, из А12 в D84 —  и все это называется «разделители потоков пассажиров».

При этом важно не забывать, что при таком массивном зонировании вентиляция помещений может стать большой проблемой. Ведь вы наверняка замечали, как душно может быть в терминале. Помимо чисто пространственного зонирования, важнейшую роль в аэропорту играют всевозможные указатели, таблицы отправлений/прилетов — именно поэтому с архитектурными бюро всегда работают специальные компании по разработке указателей.

По своему наполнению аэропорт — универсальное место, там, как в чеховской Греции, есть абсолютно все. Так как пассажирам в связи с усилением контроля безопасности приходится проводить много времени в терминале, непременным атрибутом аэропорта стали магазины, бистро и рестораны, часовни и галереи современного искусства, отели и офисы.

По сути, аэропорт сегодня совмещает в себе все функции городского пространства, поэтому в начале третьего тысячелетия появился термин «аэротрополис», то есть аэропорт-город. Колоссальные узловые станции вроде амстердамского «Скипхолла» или лондонского «Хитроу» могут похвастать поистине гаргантюанскими масштабами – к примеру, в терминале 5 «Хитроу», как утверждают, ритейл-пространство по размерам больше, чем вся Бонд-стрит.

Естественно, архитекторы, которые сейчас проектируют аэропорты, учитывают концепцию «аэротрополиса» и осмысливают аэропорт как место для жительства не только функционально, но и ландшафтно — имеется в виду особое внимание, уделяемое флоре аэропорта, наполнение его джунглями, как в Сингапурском хабе, или реками, парками и аквариумами, как в Ванкувере.

Продолжает эту линию известный архитектор Моше Сафди, который установил в китайском «Чанги» массивный стеклянный купол с водопадом и садом в центре терминала. Что же насчет фауны, на эту тему высказалось бюро «Gensler», выступив с идеей терминала для домашних животных со SPA-курортом для наших любимцев в аэропорту Джона Кеннеди в Нью-Йорке.

Вообще в новых проектах аэропортов наиболее отчетливо прослеживается идея прогресса и, как следствие, самые смелые футуристические замыслы — тут и колоссальные намывные острова для аэропорта, и взлетно-посадочные полосы на высоте небоскреба прямо в городе (что, впрочем, сейчас запрещено), и вышки аэронавигации, отличающиеся текучими бионическими формами и невероятными цветами.

Впрочем, это дело не одного десятилетия — нынешние мастер-планы будут построены еще очень не скоро, а к тому времени, возможно, мы уже начнем регулярно летать в космос, и тема архитектуры космопортов станет более актуальной.

Источник – «Domus Design»